Как заметил один остряк, с появлением Интернета и социальных сетей мир всё больше напоминает Египет: люди пишут на стенах и поклоняются кошкам. А ещё люди хотят побольше зарабатывать «на воздухе» - в виртуальной среде. Желательно, без рисков. И чем больше растёт значимость интернет-ресурсов, тем больше они нуждаются в аналитике. В этом деле изрядно преуспела российская команда Wobot.

Корреспондент «МИРа» пообщался о настроениях в Сети с Михаилом Брусовым, директором по работе с клиентами.

Михаил оказался человеком весьма амбициозным. Поэтому поделился нескромными целями своей компании по завоеванию мира в одной конкретно взятой сфере.

 

В чём преимущество вашей системы мониторинга социальных медиа?

Наши конкуренты используют системы поиска по блогам Яндекса и Google. А у нас своя поисковая машина, которую мы разрабатываем уже 3,5 года. Это наше основное преимущество на рынке. Мы мониторим порядка 150 000 источников. В нашей базе (помимо социальных медиа) есть ещё и онлайновые СМИ: «Дождь», «Коммерсант» и так далее.

Ещё одна наша особенность: мы мониторим Facebook на максимально возможно высоком уровне. Не зря с ним всё так сложно. У него закрытое API (интерфейс прикладного программирования - набор готовых структур, предоставляемых сервисом для использования во внешних программных продуктах). И даже внутренний поиск не позволяет проводить качественный мониторинг. Но мы максимально используем все возможности. Кроме мониторинга наша система позволяет выдавать ещё и конкретные группы Facebook’а, где ведутся обсуждения на интересующие вас темы.

По поводу аналитики, что является ещё одним нашим отличием от остальных систем, мы не только инструмент предоставляем, у нас ещё есть очень большой штат сотрудников, которые согласно техническому заданию могут составлять отчёты: от ежедневных до ежеквартальных. Это глубокий, серьезный анализ.

Если никому неизвестный человек зачем-то пишет «Сколково» по 20 раз в месяц, мы находим все его аккаунты в социальных сетях, анализируем. Вплоть до психологического портрета: что это за человек, какие у него интересы. Одно дело - проплаченный негатив. Но, возможно, это инноватор из Челябинска, будущий резидент «Сколково». Ему интересно, но он ещё сам не определился с отношением к проекту - есть вроде бы и критика, и вроде бы инноград - это хорошая штука. Тогда можно с ним связаться и всё объяснить при личной встрече. Люди такой подход очень ценят.

Также с нашей системой можно многократно увеличить выборку респондентов. Т.е. промониторить отношение к какому-либо процессу. После получение массива данных, он фильтруется по возрасту и региону. Потом с этим работает аналитик. И у него выборка уже не 1000 студентов, а десятки тысяч.

Помимо машины поиска мы используем еще кучу внутренних наработок и другие независимые инструменты. Получается интересный продукт «под ключ», в котором не нужно ничего дорабатывать. Заказчик его получает, читает и видит всё вплоть до стратегии. Если ему это нужно, конечно.

 

Как происходит мониторинг? Много времени занимает?

На входе мы задаем ключевой запрос, например, "Сколково" в разных написаниях. Первые результаты можно получить уже через несколько секунд, далее идет ретроспективный мониторинг, который занимает чуть больше времени (в зависимости от глубины).

 

Социологам ваша система составит конкуренцию? Или это только инструмент им в помощь?

Она не заменит социолога. По крайней мере, пока. Но это, безусловно, будет очень удобно для них. Они смогут выбирать себе респондентов.

У нас был проект - мы помогали компаниям находить определенных экспертов, лидеров мнений. Мы создали необходимый поисковый запрос и мониторили активность людей. Потом, обрабатывали эту активность. Вычленяли нужных людей, которые попадают под требования. Затем уже представляли их клиенту. Т.е. найти 25 человек - это легко. Но найти 25 человек, которые активны только в очень узком сегменте – всё равно, что найти иголку в стоге сена. А тут один-два дня, и работа сделана.

 

Откуда взялась сама идея поисковой машины?

Идея появилась где-то три с половиной года назад. Трое тогда ещё студентов Бауманского университета (Роман Юдин, Демидов  Андрей, Полынов Александр) встретились на Селигере. У одного из них были наработки по поисковой системе. Цели тогда были совершенно другие - человек хотел проводить аудит рекламных кампаний с помощью собственного поисковика. Потом, беседуя с новыми товарищами, идея трансформировалась, разрослась и была поставлена задача мониторить все социальные медиа - блоги, форумы, социальные сети. Это был 2009 год.

После той поездки, мы начали подавать заявки в некоторые московские бизнес-инкубаторы: Высшую школу экономики (там стали резидентами), Бауманский институт (тоже стали резидентами). Оба университета предоставили места, консультации, поддержку – юридическую и правовую.

 

То есть собственных ресурсов  практически не затратили?

Не скажите. На тот период мы вложили где-то полмиллиона, но мы выигрывали периодически различные гранты. А из своих личных - ну, тысяч 100 вместе вложили. Деньги пошли на покупку домена, сервер, регистрацию ООО, зарплаты первым разработчикам.

 

Родители помогали?

Да, друзья ещё.

Весной был конкурс БИТ (Бизнес инновационных технологий – прим.). Мы выиграли. Это был 2010 год. На церемонии награждения присутствовал руководитель инкубатора Plug&Play – Саид Амиди. Он пригласил нас в Кремниевую долину на стажировку. Летом мы туда отправились. Правда, мы были ещё студентами и не могли уехать на 3-4 месяца. Так что поехали на месяц. Пожили. Посмотрели.

 

Как впечатления?

Очень хорошие. Такая площадка… Когда на малой площади большая концентрация умов, активности и, собственно, инвесторов, которые заинтересованы в капитализации всего этого… Её атмосфера потрясает.

 

Не предлагали остаться?

Предлагали, но качество нашего продукта ещё было не на том уровне, на котором мы хотели. Плюс, мы же были студентами. Но интерес там был очень высокий - в Америке и в мире подобных сервисов штук 300. Из них в СНГ всего 7. В самой Америке около 200. В России каждый год появляется какая-то новая система, но всё чаще подобные структуры угасают. Качество сервисов хромает.

 

Если бы сейчас предложили перебраться за рубеж работать, согласились бы? Всё-таки продукт уже на уровне.

Не исключаю такой возможности, но сначала нам нужно стать безоговорочно первыми на рынке СНГ.

 

Как вы поняли, что надо создавать свою компанию и серьезно заниматься делом?

У каждого из нас активная жизненная позиция и есть сильное желание создать свой качественный продукт. То есть, каким бы ни было наше основное техническое преимущество, главное - это команда. Без команды ничего работать не будет.

 

Сколько человек у вас сейчас в команде?

Сейчас у нас порядка 15-20 человек в штате работает. В основном, это аналитики и разработчики. С некоторыми аналитиками мы на аутсорсинге работаем.

 

Вы находитесь в Москве, а в регионах, как обстоят дела?

Да, сейчас мы в Москве. Аналитики тоже в Москве. Кто-то приезжает в офис, кто-то на аутсорсинге. Пока у нас нет других представительств.

 

Окупаетесь?

Да, уже прошло достаточно долгое время, как мы вышли на окупаемость.

 

Довольны доходами?

Свои финансовые планы мы выполняем, но расслабляться ещё рано. Мы не достигли потолка, постоянно растем. Штат сотрудников увеличивается. Да и потребность рынка тоже увеличивается. Есть заинтересованность в нашей системе и у иностранных компаний, которым интересно мониторить Рунет.

 

Есть и такие?

Да. Тем более, что в Европе или Америке нет инструмента, который качественно мониторил бы Рунет.

 

А каким компаниям может понадобиться Рунет?

В основном, это крупные маркетинговые агентства.

 

Как вы дошли до «Сколково»?

Мы вообще следим за мировой активностью в плане разного рода инкубаторов, технологических центров.

 

Вам что-то это дало?

Пока мы только стали резидентами. Это дало компании налоговые послабления. А для развития и выхода на рынки, нам понадобятся финансовые средства. Плюс, мы работаем с большим спектром клиентов и то, что в нашем статусе значится пометка «резидент Сколково» - это гарант нашего качества. Мы сразу получаем кредит доверия от заказчика. Также не буду скрывать, мы очень заинтересованы в финансовой поддержке. И будем надеяться, что «Сколково» нам в этом поможет.

 

Раз уж заговорили о развитии… Любимый последний вопрос всех журналистов-неудачников: ваши творческие планы? Нет, переделаю - какова ваша инновационная стратегия развития?

У нас в ближайший планах (начало 2013 года) выпуск новой версии системы, которая будет на порядок совершенней текущей. У нас есть план развития на год, на 3 года. Наши амбиции не ограничиваются Россией и СНГ. Если мы станем первыми здесь, это не удовлетворит наши желания.